Пока Chanel нас не разлучит

55-летний менеджер компании «ЛУКойл» Валентин Иванов женился на 18-летней модели из Канска (Красноярский край) Лизе Адаменко. Конечно, свадьба была во Франции, фигурировал замок, бриллианты и друзья «из шоу-бизнеса». «Молодой» выглядел довольным, молодая — восторженной и счастливой (ее инстаграм разрывается от фотографий подарков, которыми ее осыпает счастливый муж, — и машины, и драгоценности, и пакеты из магазинов с надписями Gucci, Chanel, Prada).

Смущает «хвастограм» с бесконечными подарками — мы же все взрослые и знаем, как мужчины в возрасте подогревают интерес молодых женщин к себе. Девушку надо все время поддерживать в состоянии истерической бурной радости, чтобы она бросалась на шею любимому в кромешном восторге.

Фоторепортаж: 55-летний топ-менеджер «ЛУКойла» женился на 18-летней модели

__is_photorep_included8322119: 1

Конечно, это немного странно, что мы, обыватели, берем и вот так с ходу осуждаем людей лишь за то, что у них такая большая разница в возрасте. Наше ли это дело? И ведь вполне возможно, что мужчина все еще в форме мог очаровать девушку, которая только начинает жить. А даже если она с ним из-за тех возможностей, которые дают деньги, надо ли считать это предосудительным?

Более интересно то, что еще десять лет назад в России такая свадьба никого бы не удивила. Точнее, не возмутила. Наоборот, тысячи девушек мечтали бы оказаться на месте юной невесты.

Десять лет назад в клубе «Дягилев» женщины продавались толпами. Их замечали в толпе — и приглашали в ложи могущественных старцев. (Ладно, не всегда старцев, но все-таки взрослых и довольно скучных дядек, чьим единственным достоинством было богатство.)

Десять лет назад Ксения Собчак и Оксана Робски выпустили книгу «Замуж за миллионера» (и пусть они теперь говорят, что это сатира, мы им не верим). Петр Листерман, сводник, вел на ТВ какую-то передачу про Рублевку и невест — вместе с Ульяной Цейтлиной они обучали девушек, как получить в мужья богача.

Если не мудрить, то всего десять лет назад проституция, брак по расчету и любые другие способы предложить себя олигарху были чем-то вроде нормы.

А европейцев пугало количество пар с большой разницей в возрасте — все эти мужчины средних лет с юными особами, едва закончившими школу.

Мы едва пережили этот откровенный рынок женских рабов — и оставили в прошлом, как то, чего теперь стыдимся.


Почему мы любим сплетни о знаменитостях

«Газета.Ru» предлагает переключиться с Джонни Деппа в Зазеркалье и выяснить, почему в реальности все так любят обсуждать знаменитостей. →

А стыдимся потому, что только в очень неблагополучных и ортодоксально патриархальных обществах молодая женщина не видит для себя другой возможности, как предложить свою юность обеспеченному мужчине, а тот будет считать такую ситуацию чем-то вроде трофея, наградой за его труды и богатства.

В России мы уже не видим такие пары. Еще вчера толпы мужчин ходили с этими прелестницами, но сейчас на виду только более-менее равные отношения — даже в среде миллионеров. Бывает разница лет в десять-двенадцать, но сейчас это и разницей не считается (в любую сторону). Даже Ульяна Цейтлина в ее 47 вышла замуж за человека 60 лет — вполне адекватная разница в годах.

В жизни бывает разное, но очень сложно представить себе, что вот ты, в сорок лет, влюбляешься в мальчика лет пятнадцати (хочется истерически смеяться сразу же). Как?! Он же ребенок. И не только в том смысле, что несовершеннолетний и это нарушение закона, а в том, что непонятно — ну что с ним делать?

Он же совсем маленький. У него какие-то свои детские интересы. Детские желания. Как вообще его можно целовать?

Мы сейчас переживаем культуру равенства. И это не только о том, чтобы женщины и мужчины трудились на равных, чтобы не было домостроя, домашнего насилия и так далее. Равенство — более широкое понятие. Равенство пусть и не явно, но предполагает, что люди — партнеры, и что они схожи интеллектуально и материально, и они играют в одной команде.

Взрослый муж и юная жена, даже если у них огромная любовь, — они все равно неравны. Это сразу такие отношения, где будет патрон, где одна личность будет подавлять другую (пусть и на добровольной основе) и где, скорее всего, у одного из партнеров не будет ни малейшего шанса стать самостоятельной личностью.

Может, это и не такие плохие отношения, но в современной парадигме они выглядят какими-то несимпатичными, нежеланными. Мы же все знаем, куда приводит культура неравных браков, этот этап человечество, к счастью, миновало.

В современном обществе женщины все меньше выбирают себе мужа-отца. Последний известный пример — это, наверное, socialite Елена Перминова и банкир Александр Лебедев (разница в возрасте 27). С одной стороны, они вместе больше десяти лет и у них трое детей, с другой — если бы Лебедев не был богат и влиятелен и если бы не спас Елену от тюрьмы, то они, возможно, даже и не встретились бы (что не исключает, конечно, счастливых отношений). Просто принцип женщины-жертвы и мужчины-спасителя выглядит ужасно старомодным.


Жена вместо титула

«Существует реальный мир, в котором секс за деньги считается проституцией, а сумка — всего лишь аксессуар» — история о том… →

Конечно, разница в возрасте, даже очень большая, — это не повод подозревать людей в неискренности. Но это беспокоит общество потому, что такие связи — очень незащищенные. Один всегда в роли папочки/мамочки, а другой — в роли любимой избалованной деточки, которая наслаждается жизнью ровно до того момента, пока с патроном что-нибудь не случится.

И тогда этот человек оказывается в чужом жестоком мире, с которым, как правило, не знает, как справиться.

Очень многие женщины (старше хотя бы 25 лет) прошли свою историю — когда любимый заботливый муж вдруг захлопывал перед ними дверь, и они оказывались с детьми без кола, двора и алиментов. И вот после того, как им приходилось искать работу, жить на съемной квартире, одной рукой воспитывать детей, а другой — жить хотя бы подобием личной жизни, они твердо знают — быть у кого-то за пазухой очень и очень опасно.

Все уже насмотрелись и на бедных, и на богатых домохозяек, которые лишаются мужа, дома (домов), привычного образа жизни, а главное — ощущения своего места в этой жизни. Они вдруг становятся просто «бывшей», которая никого больше не интересует.

И это не «женская» история. Это история благополучного общества, в котором семья — это два самостоятельных человека, которые равноценно воспитывают детей и которые могут сходиться, могут расходиться, но оба были и остаются достойными родителями, гражданами, членами социума. Независимо от денежного состояния или гражданского состояния они в силах выполнять свои обязанности перед семьей и обществом — и это позволяет нам всем быть более успешной и благополучной коммуной.

В этом и смысл общества равенства, в этом смысл полноценных адекватных отношений.

Да, в таком обществе отношения 55-летнего богатого мужчины и 18-летней бедной девочки выглядят не особенно пристойными. Они раздражают явной патриархальностью и, возможно, некой извращенностью. С другой стороны — сейчас такие времена, когда мы все стараемся друг друга не осуждать, потому что разнообразие — это наша догма, мы все имеем право на чудачества и странности. На ошибки. И на их последствия тоже.

Источник

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика