«Когда ты бежишь забег, тебе не дают преимуществ»

Ольга Слуцкер — мастер спорта по фехтованию, президент сети фитнес-клубов World Class и активный пропагандист здорового образа жизни. С тех пор, как в 1993 году в Москве на Житной улице открылся ее первый фитнес-клуб, в России много что изменилось. Вместо душных качалок с визжащими тренажерами появились фитнес-клубы, фитнес-тренеры, собственные программы. И забеги — такие, как состоявшийся 17 июня забег в рамках ПМЭФ, в котором приняли участие Дмитрий Песков, Герман Греф, Мария Захарова и другие небезызвестные личности.

— Ольга, вы принимали участие в организации забега в Петербурге во время экономического форума. Почему сами не побежали?

— К сожалению, у меня большие проблемы с ахилловым сухожилием, поэтому я уже год не бегаю. Но, конечно, я пришла. Это прекрасная, на мой взгляд, затея – устроить забег в рамках экономического форума. У нас принято думать, что государство, кроме кондовых инициатив, ничего предложить не может. Но как раз эта идея в какой-то степени исходит от Дмитрия Пескова: оргкомитет форума нас пригласил, и мы увидели заинтересованность в том, чтобы это стало регулярным забегом, визитной карточкой форума.

Я как петербурженка решила, что если уж делать это, то красиво, и предложила бежать по «золотому треугольнику».

Это фантастически здорово и красиво — пробежать по набережным, мимо зданий и дворцов.

— Правда ли, что сегодня забота о себе и своем здоровье – один из атрибутов успешности, как сумка Birkin или машина? Что сегодня на первый план выходит здоровый образ жизни?

— Есть, конечно, во всех странах мира, и в России тоже, люди, которые до сих пор тусуются по клубам со всеми вытекающими. Это их выбор. На мой взгляд, неправильный. Но многим действительно интереснее заниматься спортом, и меня очень радует такое изменение сознания.

Когда ты бежишь забег, сколько бы у тебя денег ни было, ты в трусах, в кроссовках, в майке с номером, который ты, зарегистрировавшись, получил. За участие в соревнованиях заплатил так же, как и все. Тебе не дают преимуществ.

В лучшем случае, люди побогаче берут инструкторов, которые с ними рядом бегут и помогают им проходить дистанцию в психологическом плане. Это круто, что люди, которые добились многого в бизнесе, не останавливаются на эмоции материального потребления, идут дальше. Это говорит о том, что не просто так кто-то добивается успеха.

@slutsker/Instagram.com

Я отнюдь не отрицаю сумки Birkin, не отрицаю красивые вещи или драгоценности, их всегда приятно иметь. Но для очень многих людей это перестало быть ценностью или самоцелью.

Важнее стала возможность гордиться собой: я могу, я это сделал, я подготовился и пробежал Нью-Йоркский марафон, я пробежал «Гонку героев». Жена повела на гонку, я не мог отстать от нее, пробежал, сломал ногу, но я рад и доволен. Я говорю сейчас про одного очень-очень большого банкира, с ним такая история произошла год назад. Это здорово. Скорее всего, это и есть то, к чему надо стремиться.

Чтобы твои дети видели, как ты готовишься к соревнованиям. Чтобы близкие приходили за тебя болеть, а не сидели обреченно в магазине, когда ты третий час примеряешь платья Valentino.

— Как вы поддерживаете форму, если не получается бегать? Какие виды тренировок используете?

— Я тренируюсь в зале шесть раз в неделю. Чем старше ты становишься, тем больше тебе надо тренироваться. Да, больше, а не меньше. Я занимаюсь силовыми и функциональными тренировками и, конечно, кардио – на степпере или эллипсе.

— Кризисы мотивации в спорте бывали когда-нибудь?

— Да, конечно. В детстве я не хотела быть хуже своих товарищей по команде, выступить на соревновании слабее своих подруг. Потом, с возрастом, мотивация изменилась – хотелось войти в сборную, получать стипендию, показывать отличные результаты на больших турнирах, попасть в состав команды для того, чтобы поехать на соревнования в разные города и даже страны. Я объездила в свое время весь Советский Союз. Это было очень интересно.

А в студенческом возрасте на первый план выходит образование, любовь. Здесь спортивная мотивация, если только ты не готовишься к Олимпиаде, может быть несколько потеряна. Ну это в профессиональном спорте. А что касается фитнеса…

Самый сильный мотиватор для занятий фитнесом, на мой взгляд, это — любовь.

Когда человек влюблен, хочется лучше выглядеть, и это очень сильно влияет как на мужчин, так и на женщин, мне кажется. Если же любви нет, нужно обратиться к себе и полюбить себя. Потому что если себя не полюбишь, тебя никто любить не будет.

— Многие себя, наоборот, не любят, а ругают и заставляют заниматься.

— Это тоже хорошо. Мы все любим поворчать, поругаться на себя: «Ты должна, что ж ты, такая-сякая, давай, давай». Это хорошо, это кричалки внутри себя, которые человек может использовать.

— Будучи спортсменкой, вы, наверное, хорошо знаете, что такое спортивный характер?

— Для меня это – умение ценить победу и умение проигрывать, выносить уроки из проигрыша. У меня бывали случаи, когда я последние места занимала в соревнованиях. До этого выигрывала, и вдруг – провал. Я тренировалась как зверь – но на соревнованиях охватывал такой мандраж, что я не могла нанести ни одного укола. Было больно, но я шла вперед.

Мой тренер всегда говорила: «Это не последнее соревнование в твоей жизни. Нужно проанализировать, что не так, что не получилось, почему не получилось. И в следующий раз, учитывая ошибки, постараться изменить ситуацию». Вот это, скорее всего, как мне кажется, самое важное. Это есть у всех спортсменов. А еще, наверное, уважение к противнику.

В спорте ты не станешь чемпионом, когда у тебя нет соперника. В бизнесе – не будешь оценен рынком, если у тебя нет конкурентов.

Плюс — очень важно иметь терпение. Любая тренировка требует выдержки. Спортсмен не может каждый раз приходить на тренировку с прекрасным настроением и пахать с улыбкой на лице. Разные бывают дни. Иногда нужно потерпеть. Когда ты выступаешь, и на соревнованиях иногда бывает невмоготу, тоже нужно потерпеть. Вот это терпение — не со сложенными крыльями, а с усилием, — та спортивная черта, которая в жизни мне помогает.

@slutsker/Instagram.com

— Для того, чтобы достичь успеха в бизнесе, нужно иметь спортивный характер?

— Мне кажется, да. Во всяком случае, те люди, с которыми мне повезло в жизни встретиться, и в нашей стране, и за рубежом, которые добились фантастических успехов в бизнесе, создали глобальные компании, обладают этими чертами. И, кстати, все любят спорт.

— Только у бизнесменов нет тренеров, которые бы говорили «Терпи».

— Я согласна. Но в спорте высших достижений тоже многое зависит от самого спортсмена! С этим столкнулись, на мой взгляд, после советской системы, когда во всем доминировали тренеры. Они говорили, во сколько вставать, что делать, что есть, что не есть, что надевать.

А когда случился слом эпох, и мы стали жить в мире, где каждый ответственен перед собой, то многие люди оказались не готовы полностью отвечать за себя.

Мне рассказывал один выдающийся хоккеист, как он попал играть в США после советской системы тотального опекунства. Там тебе говорят: «Тренировка во сколько-то», и дальше все разъезжаются. Тренер не ездит по домам, не проверяет, выпил ты или нет, куришь ты или нет. Просто если ты не соблюдаешь режим, ты не сможешь показывать результат и выполнять контракт — ты будешь сидеть на скамейке запасных и не сможешь зарабатывать. Там есть конкуренция, ответственность и уважение к себе. Тебе не нужен тот, кто будет стоять над тобой с дубинкой или с теплым полотенцем. Ты сам себя готов – и должен, и умеешь – опекать.

Так и в бизнесе. Конечно, хотелось бы, чтобы у нас была система менторства в бизнесе, когда молодых людей, стартаперов уже в университете кто-то ведет и поддерживает. Но мы все-таки сформировались в 90-е — и некому нам было советовать. Сами шишки набивали.

— Вы извлекли какие-то уроки в бизнесе?

— Думаю, основной урок — нельзя почивать на лаврах. Ты добиваешься успеха, к тебе начинают тянуться люди со своими проектами, и тут нужно уметь не задирать нос. Потому что ты можешь отвергнуть то, что принесет в будущем интересный результат и хорошую прибыль. А это возьмет кто-то другой, и прибыль потечет в его карман. Здорово, когда люди хотят с тобой работать и хотят тебе что-то продать, что-то предложить. Не надо к этому относиться свысока.

— Мне кажется, многие относятся с опаской.

— Вот опаска – неправильное слово. Осторожность, деловая рассудительность — да. Но без эмоций. Эмоции – у того, кто предлагает. Ты же рассматриваешь предложение: выгодно ли это твоей компании, интересно ли это. Это должно быть рациональное решение, а не эмоциональное.

— Вы в прошлом году стали председателем комиссии по здоровому образу жизни Российско-китайского делового совета. Что это означает, в чем заключается ваша деятельность?

— Это очень интересно. Возглавить эту комиссию меня пригласил Борис Титов. Меня поддержали в «Русской Фитнес Группе». И наша команда с удовольствием схватилась за эту идею. А идея у нас такая: мы когда-то придумали фитнес-марафоны, которые проводили по всей стране.

Мы предложили китайским товарищам провести фитнес-марафон, и он успешно прошел под Пекином. На очереди город Лункоу в сентябре и город Иу в октябре.

Китайцы – большие молодцы: на мой взгляд, у них появился огромный интерес к фитнесу, и они здорово работают над этим. Мы хотим пригласить инструкторов из Китая, чтобы они проводили в московских парках уроки тай-чи. Еще мне очень нравится, что в Китае пожилые люди собираются на площадях, в парках и танцуют. Было бы здорово, если бы у нас тоже уделялось больше внимания фитнесу для пожилых.

— У вас, говорят, внушительная коллекция предметов искусства?

— Смотря что называть внушительным… Есть вещи, которые мне хотелось бы иметь, но я не могу их себе позволить, например, работы Марка Ротко или Роя Лихтенштейна. Джакометти мне очень нравится.

— Как формировался ваш вкус в искусстве?

— Мы начали с того, что купили изрядное количество подделок под русское академическое искусство. А потом Айдан Салахова – моя подруга, прекрасный художник, скульптор и настоящая пропагандистка современного искусства — пригласила меня на биеналле в Базель.

Там я увидела искусство, которое меня просто потрясло. Как глоток свежего воздуха. Это было начало 2000-х, у нас в стране тогда еще не было музеев современного искусства, подобных «Гаражу». И это была для меня любовь с первого взгляда.

— Не хотите стать куратором?

— Нет. Не может же быть такого, чтобы все делали все. Если все будут петь – то кто будет слушать, если все будут играть в хоккей, то кто будет ходить на матчи? Кто-то должен приходить и восхищаться. Это буду я (улыбается).

— Нельзя не спросить, сказался ли кризис на вашем бизнесе.

— Знаете, у меня в жизни был период, когда мне было очень тяжело. Так тяжело, что я сказала одному своему другу: «Я больше не-мо-гу». А он мне напомнил ту притчу про лягушек, которые попали в кувшин с молоком. Одна не стала бороться – и утонула. А вторая пыталась выбраться, и взбила масло. Мы продолжаем взбивать масло.

Источник

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика